издания галереи
Индексы арт-рынка
ИндексДатаЗнач.Изм.
08/07 1780.02 -0.78%  (02/07) 
24/07 3213.27 -0.04%  (22/07) 
новости искусства
Дэмиен Херст создал ожерелье и кольцо по мотивам своих работ с таблетками
И кольцо, и ожерелье выпущено ограниченными коллекциями по 25 экземпляров из желтого, белого и розового золота »
29 Июль 2014
Интернет-аукцион № 39 ARTinvestment.RU
Открыты 39-е торги электронной торговой площадки «AI Аукцион» »
29 Июль 2014
все новости
Издания галереи
АРТУР ВЛАДИМИРОВИЧ ФОНВИЗИН (1882-1973). ЗРИМОЕ ОТСУТСТВИЕ
Год издания: 1998
Цена: руб.

«...Я постоянно, ровно, с большой симпатией вижу его работы на выставках и любуюсь ими...»

Н. Тырса, 1935 год.


«Он переполнен силами, образами, красками. У него свое лицо, свои мотивы и своя техника. То, что делает Фонвизин, очень ярко, но и очень спорно. Фонвизин сугубо двойствен. Однако в нем крепко радует, другое столь же крепко отталкивает. От «Голубой розы» девятьсот седьмого года он очень далек, но он создает «Голубую розу» девятьсот тридцатых. Фонвизин вырос из детскости, он стал романтиком. Он ходит по миру, как по театру. Действительность развертывается балетом. Фонвизин видит в ней лишь горение красок, танец яркостей, праздничность явлений. Это романтика бодрости и оптимизма. К тому же он не выдумщик несуществующих явлений. Он романтизирует самую действительность. Он рисуетто, что видит. Однако то, что он видит, фантастично».

А. Эфрос, 1936 год


Обладая редким даром, художник на всю жизнь сохранил в себе почти детское, открытое, ясное восприятие мира: Ощущение жизни как чего-то удивительно прекрасного, как несказанной радости — одно из первейших качеств и достоинств творчества Фонвизина. Его творческий процесс проявляется в наслаждении красотой цветка, облака, человеческого лица.

 

Он много работал, накапливал опыт, попадал под влияние других художников, причем на весьма длительное время, но упорно искал пути выражения собственной индивидуальности. Будучи участником многих творческих группировок, Фонвизин никогда не выступал с программными манифестами. Он подолгу жил в деревне у родителей, вдали от шумных споров. Полные жизненной силы импровизации художника передают сущность того, что есть красота мира. В трудную пору военных и послевоенных лет выставки Фонвизина (1940,1944 и 1947 гг.) имели большой успех потому, что дарили людям радость, которой так недоставало им в суровое лихолетье.

 

Многие акварели Фонвизина кажутся реальными не более чем миражи. Вместе с тем их мерцающие, пульсирующие, растворяющиеся в пространстве белого листа краски отражают весьма конкретные переживания и впечатления художника. В любом предмете он старается найти и передать субъективное впечатление, возникающее при созерцании данного предмета. При этом главным здесь оказывается процесс перевода реальной зрительной формы в форму живописную.

 

Можно ли беспокойно изображать спокойствие? Художник в своих пейзажах, портретах доказывает, что можно, при условии, что его переживания искренни.

 

«Прорыв» художника к самому себе произошел в конце двадцатых —начале тридцатых годов. Он обращается к технике акварели, утверждая в ней свой, неповторимый, фонвизинский стиль.

 

Его работы — это станковые картины и по образу мышления художника, и по исполнению. Образность, поэтичность, чувство характера натуры, четкая отобранность средств выражения способствуют тому, что они становятся акварелями-картинами.

 

Настроение в его произведениях передает цвет, он набрасывает на них флер лирической грусти, неожиданной радости, добродушной иронии. Его акварели воспринимаются как «импровизация в стихах» (так определял акварель Р.Р.Фальк).

 

В первых же акварелях прослеживаются основные темы, которые будут занимать определяющее место з творчестве Фонвизина: цирк, портреты, пейзажи, цикл «песни и романсы».

 

Излюбленной темой художника является цирк — яркое праздничное видение, основанное еще на впечатлениях семилетнего мальчика, впервые попавшего в цирк в Туле в 1889 году. Во многих изображениях гимнастов, оперных актеров и особенно любимых художником наездниц дает себя знать живое натурное восприятие. Образ балерины-наездницы проходит через всю цирковую серию акварелей тридцатых — семидесятых годов. Эти работы становятся «музыкой для глаз».

 

Увлекшись акварелью, Фонвизин в то же время совершенствуется и как портретист. В тридцатые-сороковые годы он создает целую галерею портретов деятелей искусства. Поэтический образ в фонвизинских портретах никогда не подменяется лишь слегка опоэтизированным сходством, что иногда лишало в XIX веке акварельные портреты (П.Соколов, А.Брюллов) самостоятельной эстетической ценности. В активном образном восприятии моделей — душевное здоровье мастера, искренне увлеченного каждым, кого он пишет. У Фонвизина нет ни одного портрета, изображающего человека одиноким, он не показывает отрицательных сторон человеческого характера. Здесь проявляются все те же свойства гуманистического таланта художника.

 

Акварельные портреты Фонвизина пластически завершены и поэтичны с точки зрения подхода художника к модели.

 

Мастер может, не давая полного представления о характере человека, но заострив какую-то очень важную его сторону и найдя таким образом ключ к портрету, показать человека во всей его неповторимости. Фонвизин обычно выделяет лучшие черты модели с проницательностью поэта.

 

В своей статье о портретах Фонвизина в 1940 году П.Эттингер писал: «Перед нами теперь — целая сюита портретов актрис театрально-балетного искусства. В этих легких воздушных акварелях, в мягких ласкающих переливах то насыщенных, то почти водянистых красок есть что-то от цветов, от их праздничности... Скорее, пожалуй, это своего рода воспоминания, мимолетные образы, вызванные памятью художника и зафиксированные мастерской его рукой. Одним словом, то, что определяется непереводимым французским выражением «evocation». Все создано с исключительной легкостью и воздушностью, еле намечено (а все же замечательно цельно завершено)». В 1944 году художник выполняет по заказу главного режиссера Театра драмы (теперь Театр им. Вл. Маяковского) Н.Охлопкова серию портретов актеров этого театра, отличающихся возросшей психологической заостренностью. В 1956-1957 годах Фонвизин создает новую серию портретов актрис — в основном балерин Большого театра. В сравнении с портретами тридцатых годов они более экспрессивны, усиливается значение цвета.

 

В конце пятидесятых — начале шестидесятых годов Фонвизин пишет много акварельных пейзажей. Более ранние тамбовские и ленинградские пейзажи (рисунок и масло) показали возможности Фонвизина как пейзажиста, но не раскрыли полностью этой стороны его дарования. Казалось бы, подмосковные акварельные пейзажи должны были стать пейзажами настроения. Но неожиданно в акварелях, изображающих деревню Пирогово, — торжественные картины движения облаков, которые часто занимают более половины композиции. В лирическом акварельном пейзаже появляется не свойственное ему величие. Здесь заложены размышления художника о вечности жизни и кратковременности человеческого бытия.

 

О своеобразной силе воображения художника говорит мир его «Песен и романсов». Здесь проявляется столь характерная для него ассоциативность мышления. Если в его любимых романсах (он слышал их в молодости, в той обстановке, в которой многие из них сочинялись) действие, создавая настроение, постепенно развивается во времени, то в картинах художник, лишенный этой возможности, должен выбрать лишь один момент. Никогда не впадая в иллюстративность, он создает на полотне поэтическую интерпретацию музыкального произведения. Романс дает толчок его воображению — возникает призрачная и в то же время осязаемо естественная обстановка, где кажутся жизненными даже «роковые» страсти.

 

Еще в тридцатые годы начинается деятельность Фонвизина-иллюстратора. Даже и тогда, когда художник не занимался собственно книжной графикой, поводом к созданию некоторых работ служили ему литературные произведения. Чувство авторского текста, способность проследить сюжет в его развитии, глубоко проникнуть в ткань повествования делают Фонвизина прекрасным иллюстратором. Его привлек к работе В.В.Лебедев, который очень помог ему на первых порах. Фонвизин делал замечательные иллюстрации к сказкам Андерсена, Гофмана, Пушкина и Жуковского.

 

По своей природе все искусство Артура Фонвизина исполнено оптимизма: он работал, любуясь мотивом или предметом, умел находить во всем прекрасное и всю жизнь оставался истинным рыцарем красоты, служившим ей верой и правдой.